Централизованная Библиотечная Система г. Тараза

Централизованная
Библиотечная
Система г. Тараза

Содержание

    На главную     Обратная связь     Карта сайта     Kaz     Rus

Электронный каталог
Страницы сайта



Электронная доставка
Книга месяца

 

 

Писатель, поэт, переводчик, журналист, гражданин – Шерхан Муртаза... Он был невероятно светлым и очень честным человеком. Каждое произведение Шерхана Муртаза является кладезем мудрости казахского народа.

Его жизнь является ярчайшим примером истинного служения долгу. И сегодня можно сказать, что Шерхан Муртаза с честью выдержал экзамен перед судьбой. Теперь настало время пожинать плоды в виде всенародной любви и почитания за великий труд и замечательные художественные произведения, вошедшие в сокровищницу мировой литературы.

Главный редактор областной газеты «Ақ жол» Көсемәлі Сәттібайұлы рассказал о том, что десять лет назад он записал свои беседы с Шерханом Муртаза, которые в полной мере отражают характер и глубину размышлений народного писателя. Этот материал стал поводом для издания книги «Шамаң келсе, шындықты айт!», вышедшей в свет в 2017 году, которую мы представляем на нашем сайте в ноябре месяце:

Сәттібайұлы, К. "Шамаң келсе, шындықты айт!.." [Мәтін] : [эсселер, сұхбаттар]/ Көсемәлі Сәттібайұлы. – Алматы: Қаламгер, 2017. – 387 б.

Көсемәлі Сәттібайұлы автор свыше 15 книг публицистического и художественного характера.

На страницах книги "Шамаң келсе, шындықты айт!.." автор предлагает вниманию читателей беседы с зарубежными писателями, воспоминания, размышления, эссе, которые раскрывают все грани личности народного писателя Шерхана Муртаза.

Книга представляет интерес для всех почитателей таланта Шераға и казахской литературы в целом.

 

 

 

 

 

 

Его портрет - лицо эпохи

       Среди фигур казахстанского политического истеблишмента личность сенатора Омирбека Байгелди остается несколько загадочной. Между тем его нахождение у руля двухпалатного Парламента в первые четыре года становления этого органа является очень мудрым решением Главы государства. Омирбек, четвертый ребенок в большой семье председателя рентабельного южно-казахстанского колхоза, известного в республике Героя Соцтруда, в годы войны на собственные средства построившего для фронта самолет, начал взрослую жизнь не с поступления в престижный вуз, а рядовым рабочим в родном хозяйстве. Впрочем, это не помешало ему достичь вершин политического Олимпа и до настоящего времени оставаться единственным спикером высшей палаты казахстанского Парламента, полный срок отработавшим в этой должности.

Но между двумя точками карьеры - от рабочего колхоза «Кызыл Октябрь» до конституционно второго лица в государстве - целая жизнь, яркая, интересная и динамичная...

Даже по сельским меркам семья Байгельди была небогатой. Большое, не только для северной части республики, но и для юга, количество детей (тринадцать человек) в те годы особого удивления ни у кого не вызывало, во всяком случае, не представлялось чем-то из ряда вон выходящим, а воспитание детей считалось обычным, нужным, хотя и нелегким делом.

- Жили дружно и весело,- вспоминает Омирбек Байгедциевич, - у младших в мыслях не было отвлекать родителей своими вопросами: обо всем спрашивали старших братьев и сестер, таким образом дети сами воспитывали друг друга, старшие заботились о младших. Единственными благами цивилизации технического прогресса в ауле были линия связи, телефон и радио. Прислонившись к столбам, дети слушали гул проводов и, представляя шум большого города, фантазировали, видя себя его жителями.

В ауле была четырехклассная начальная школа. Впервые Омирбек попал в этот храм знаний около пяти лет отроду, обнаружив, что соседские ребята, друзья по детским забавам, по осени сильно сократили свое уличное времяпрепровождение. Выяснив, что они ходят школу, он на другой же день тоже отправился в небольшое одноэтажное здание, робко вошел в класс и пристроился на последней парте, но учительница, не оценив порыва, выпроводила незваного гостя с напутствием: приходи, мол, через пару лет.

Без друзей было скучно, хотелось общения, занятости, и на следующий год история повторилась: в сентябре Омирбек опять, как небезызвестный литературный персонаж Филиппок, занял место за школьной партой. И вновь учительница хотела отправить его восвояси, в дело, как последний и самый весомый  аргумент, были пущены слезы. Педагог капитулировала: «Ладно, сиди тихо на задней парте и слушай». Так он «зацепился» за школу и, боясь спугнуть удачу, учиться стал с особым рвением. Когда весь класс, потупив глаза, не мог ответить на вопрос, тянул руку, которую учительница в упор не замечала. Но в конце концов заметила. Разрешила выйти к доске и была немало удивлена хорошим ответом «нелегитимного» ученика. В результате столь удачного дебюта Омирбек наравне с другими стал активным участником учебного процесса, а месяца три спустя его фамилия была вписана в классный журнал, чем благополучно завершилось юридическое оформление добровольного досрочного расставания с детством.

Важнейшую роль в жизни Омирбека сыграли книги. В те годы руководство колхоза в порядке поощрения иногда премировало отличников учебы и передовиков ученической полеводческой бригады небольшими деньгами. В третьем классе первую премию за отличную учебу получил Омирбек и сразу же отправился в единственный в ауле магазин, где приобрел большой сборник стихов Джамбула Джабаева и том критических статей В. Белинского на казахском языке.

Эти первые собственные книга он зачитал до дыр, выучил наизусть, к месту и не к месту цитировал неистового Виссариона, пугая взрослых односельчан неординарностью суждений, широтой мышления и революционной демократичностью взглядов.

С тех пор так и повелось: как только появлялись какие-нибудь деньги, на них приобретались новые книги, благодаря чему вполне приличную библиотеку удалось собрать еще в юности.

Страсть к чтению захватила Омирбека, сперва читал все подряд, затем увлекся приключенческой литературой, потом — классикой, которую практически всю прочел еще в молодости.

Впоследствии книг стало больше, зато времени для чтения—значительно меньше. Очень привлекали произведения о великих государствах и незаурядных личностях, целиком прочитал знаменитую советскую серию «ЖЗЛ», в зрелые годы предпочтение стал отдавать сперва исторической, а впоследствии философской и религиозной литературе.

Еще в юношеские годы чтение побудило к размышлению, большое количество получаемой из книг информации требовало ее осмысления, что открыло простор мыслям и чувствам. Это был период поиска истины, понимания сути событий и явлений, причинно-следственных связей. Пришло осознание того, что жизнь человеку дана не для удовлетворения личных потребностей, в том числе духовных, а для использования своих возможностей, знаний и умений в целях служения обществу, стране, простым людям.

Окончив школу, поступать в институт Омирбек не спешил. В колхозе людей не хватало, и он решил начать с самой низшей ступени: стал простым разнорабочим, помогал отцу строить новый дом, а местным аграриям—разбираться в вопросах селекции кукурузы на радость главному руководителю страны, упорно насаждавшему ее районирование во всех регионах гигантской державы независимо от климатических условий.

Вопреки ожиданиям председателя колхоза, видевшего в юном, но продвинутом рабочем своего будущего преемника, Омирбек отправился на всесоюзную «стройку века» под Братск, где вместе с другими такими же романтиками и «простыми советскими заключенными» пилил, рубил, валил и корчевал тайгу, освобождая место для строительства будущей ГЭС, воспетой в поэме Е. Евтушенко, песнях А. Пахмутовой и Н. Добронравова, произведениях В. Распутина и А. Приставкина.

Там, на берегу Братского моря, пареньку из южно-казахстанской глубинки открылся новый, ранее неведомый мир: глухая непроходимая тайга с редкими зимовьями охотников, лютые морозы зимой и изнуряющая мошка летом, палаточные городки и сумасшедший ритм ударной комсомольской стройки того очень неоднозначного времени, когда освоение энергоресурсов сибирских рек было одним из ведущих направлений развития экономики гигантской державы.

Тяжкий труд и условия жизни на всесоюзной стройке с романтикой газетных репортажей и хроникальных кинолент имели не так уж много общего. Люди ставили в зимней тайге палатки, строили избы, рубили просеки, прокладывали к месту работ автомобильные дороги, поднимали стальные опоры и проводили линии электропередачи. Такая работа требовала навыков, которых сельский юноша не имел и иметь не мог, что поначалу вызывало обидные насмешки со стороны товарищей по бригаде.

            - Ничего, я смогу, я лучше их буду работать, — стиснув зубы, говорил себе Омирбек и, не гнушаясь, брался за любое дело.

Действительно, насмешки вскоре прекратились, а Омирбек стал любимцем бригады. Его энтузиазм был столь сильным и откровенным, а результаты усилий такими впечатляющими, что даже опьггные, прошедшие через многие стройки рабочие диву давались, наблюдая превращение простого аульного парня в профессионального лесоруба.

Год спустя, заработав бесценный жизненный опыт и приличные деньги, Омирбек возвратился в родной колхоз возмужавшим, физически окрепшим молодым человеком.

-          Вы только отпустите меня учиться, а содержать я себя сам буду, - попросил он родителей. Они не возражали.

Так начались студенческие будни в Алма-Атинском зооветеринарном институте. Учился Омирбек легко, и хотя программа и преподаваемые в институте дисциплины были не из простых — высшая математика, химия и другие, он оказался единственным из двухсот выпускников курса, за время обучения не получившим ни одной четверки—только «отлично». С третьего курса был ленинским стипендиатом, а вскоре к его студенческому бюджету добавилась половина оклада секретаря институтского комитета комсомола с правами райкома, который он возглавил на четвертом году обучения.

Как лучший студент Омирбек первым предстал перед мандатной комиссией по распределению. Выбор был большой: предлагали продолжить комсомольскую деятельность, давали направление в аспирантуру, открывавшую двери в большую науку, приглашали на престижную в те времена преподавательскую работу. Но молодой специалист выбрал родной регион, куда и возвратился в 1962 году.

-          Я не был обойден вниманием руководства, грех жаловаться, - вспоминает Омирбек Байгелдиевич, - постоянно получал повышение по службе, хотя о карьере не думал, должностей никогда ни у кого не просил и никакой поддержки не имел.

Тем не менее он прошел всю региональную карьерную лестницу от первой до последней ступени. Работал инспектором, главным зоотехником, заместителем начальника райсельхозуправления и государственным инспектором по заготовкам и закупкам сельхозпродуктов.

-          Я рука об руку трудился со многими замечательными людьми, подлинными профессионалами своего дела, от каждого стремился перенять все лучшее, — рассказывает Омирбек Байгелдиевич. — Заступая на новую должность, изучал всю имеющуюся по этой фере литературу, вникал в самые потаенные и специфические особенности профессии.

В 1971 году О. Байгедди назначается начальником управления сельского хозяйства - заместителем председателя Джамбульского райисполкома, а в феврале 1974 года — первым заместителем начальника облсельхозуправления. С 1975 года он на партийной работе: заведующий отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности обкома, затем первый секретарь Курдайского райкома партии, председатель Джамбульского облисполкома. Более шести лет Омирбек Байгедциевич возглавлял родную область - вплоть до назначения в октябре 1995 года советником Президента Республики Казахстан.

Это было сложное время становления независимого государства, невиданных политических преобразований и перехода экономики на рыночные рельсы. В конце 1995 года в соответствии с принятой на всенародном референдуме новой Конституцией Республики Казахстан был избран достаточно компактный по численности и в то же время представительный по всем аспектам двухпалатный Парламент. Закономерно, что депутатом Сената от Жамбылской области стал Омирбек Байгелди. А в январе 1996 года он по предложению Президента страны избирается председателем верхней палаты высшего законодательного органа государства.

Омирбек Байгеддиевич возглавил Сенат в сложный период. Тоталитарная система не оставила, да и не могла оставить Казахстану опыта подлинного народовластия, и молодая независимая республика вступила в рынок фактически с нулевым законодательным багажом.

- О каком опыте может идти речь, - вспоминает он, - если система Советов была заформализована настолько, что депутаты, по существу, даже не читали законов, а только за них голосовали. Вполне понятно, что Советы как форма народного представительства себя исчерпала и поэтому сошли с исторической арены.

Именно двухпалатный Парламент открыл новую страницу в истории казахстанской демократии, отечественного парламентаризма, и жизнь подтвердила правильность этого политического шага.

-          Самое главное в том, что нам удалось правильно определить основные направления нашего дальнейшего развития. Мы не позволили увести себя в сторону от этой дороги, хотя такие попытки делались.      

Своему кредо Омирбек Байгелдиевич верен все годы своей законотворческой деятельности. Сегодня он активно работает в комитете Сената по международным делам, обороне и безопасности. В отношении своих служебных обязанностей он по-прежнему трудоголик, границ рабочего времени не признает и не ощущает, как не знает и знать не желает выражения «не умею». Считает, что мужчина вообще и государственный муж в частности обязан уметь все. Это распространяется и на сферу увлечений сенатора: умеет и в шахматы играть, и с бильярдным кием в руках сражается мастерски, в былые годы и «пульку» расписывал с заметным удовольствием. И чтение — по-прежнему его любимое занятие, читает до поздней ночи, пока жена волевым порядком не выключает свет.

-          Возраст дал мне немалый жизненный опыт, а служебная деятельность и книги обогатили знаниями практически
во всех отраслях. Я искренне благодарен судьбе за то, что она подарила мне
счастливую возможность встретиться, лично знать многих замечательных
людей и, прежде всего, работать вместе с Президентом РК Нурсултаном
Абишевичем Назарбаевым.

По мнению О. Байгелди, государственные люди делятся на две категории: одни работают на себя, другие, как первый Президент Казахстана, - на государство, для народа. И сенатора искренне удручает, что сегодня порой размываются такие понятия и не-преходящие нравственные ценности, как честность, порядочность, скромность, доброта, справедливость, преданность.

- В последнее время появилась целая плеяда «новых» людей — «новых русских», «новых казахов», «новых» украинцев, узбеков и так далее, которые стремятся всеми способами, правдами и неправдами, не гнушаясь самыми грязными методами, разбогатеть, сделать карьеру, ставят свои меркантильные интересы выше интересов общества. Между прочим, в Древнем Риме государственные деятели, государственные мужи были примером для подражания. На их образах воспитывалось будущее поколение молодых людей. Думаю, со временем и у нас так будет, — надеется сенатор.

Безусловно, оценка потомков ожидает и наше неоднозначное время. Вероятно, обогащенные историческим опытом, новыми знаниями, они обнаружат в нем немало ошибок и просчетов. Но не ошибки будут определять истинное лицо данного исторического этапа. Портрет нашей эпохи - это великие свершения и многие незаурядные личности, среди которых - первый спикер Сената Парламента РК Омирбек Байгедди...

 

 Владимир Бойко, г. Астана

Казахст. правда.- 2009.-14 апр.- С. 4.

 


 
 
  • 2592
  • 40
  • 82
При использовании материалов с Интернет-ресурса обратная ссылка обязательна! © - ЦБС г. Тараза. csmb@bk.ru,
Разработано: Агентство "5-й Элемент"