Централизованная Библиотечная Система г. Тараза

Централизованная
Библиотечная
Система г. Тараза

Содержание

    На главную     Обратная связь     Карта сайта     Kaz     Rus

Электронный каталог
Электронная доставка
Книга месяца

Последний месяц лета в Казахстане пройдет под знаком 175-летнего юбилея казахского поэта, просветителя, философа, композитора, переводчика Абая Кунанбаева.

Благородное наследие Абая является примером высокой морали, уважения и любви к людям, примером заботы о природе и окружающей среде.  

Поэзия Абая - неисчерпаемая сокровищница философских, эстетических, этических, педагогических и религиозно-просветительских учений.

Поэзия Абая живая и вечная.

В этом месяце, для очередного знакомства с творчеством Абая Кунанбаева мы предлагаем книгу доктора филологических наук, профессора Ануара Таракова:

 Тарақов, Ә.С. Ғаламның жыр данасы [Мәтін] : [қазақтың классигі Абай Құнанбаевтың поэзиясын талдап, жаңаша бағалау] / Әнуар Сауатұлы Тарақов. - Алматы: Сардар, 2020. – 272 б.

 За время независимости нашей страны литературные критики стремятся анализировать и оценивать наследие великого поэта с новой точки зрения.

Поэт Ануар Тараков, провел всестороннее исследование произведений Абая в целом. Ученый анализирует и формулирует каждую строку, фразу, слово стихотворений  поэта.

Язык научной работы автора прост и адаптирован. Автор анализирует и оценивает красоту и красноречие, глубину и познание, философию и эстетику, а также  другие особенности стихов Абая в сравнении с мировой классической поэзией.

 Книга предназначена для широкого круга читательской аудитории.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Курдайские ворота

         Вряд ли надо представлять Курдайский перевал читате­лю. Трудно найти алматинца или жителя Алматинской об­ласти, который бы не проез­жал через этот перевал или хотя бы не слышал о нём. Но вот как и когда построена была через него дорога, воп­рос непростой и забытый за давностью лет.

 Проблема дорог, строительс­тва путей сообщения всегда сто­яла и стоит на первом месте в любой стране. С образованием первых поселений в Заилийском крае с 1854 года, а затем и на берегах Иссык-Куля и в Чуйской долине нынешней Киргизии возникли проблемы сообщения между ними. Первое время использовался высокий Кастекский перевал (2420 м), расположенный в западной час­ти Заилийского Ала-Тау.

В 1863 году под руководством инженера Н. Криштановского там была разработана колёсная дорога через перевал, но она считалась опасной из-за кру­тизны и частых падений экипа­жей. Большая высота, сложный горный рельеф были трудно­преодолимым препятствием для прокладки здесь хорошей дороги. Один из проезжающих оставил такое описание пути: «Кастекское ущелье поражает путешественника дикостью и грандиозностью видов. Оно всё состоит из скал и камней, гро­моздящихся один над другим. И вот по ним-то путешествен­нику приходится карабкаться, незаметно поднимаясь в гору, то зигзагами, то винтообразно». В верхней части проезжающие обычно выходили из экипажей и пересаживались на верховых лошадей. Дорога постоянно подправлялась, в последний раз это было в 1869 году, ког­да работы велись двумя ротами 11 -го Туркестанского батальона под командой штабс-капита­на Иваницкого. Тем не менее дорога продолжала оставаться сложной и даже опасной.

ДОРОГА, СТАВШАЯ ЛЕГЕНДОЙ

Неудобство движения через Кастекский перевал заставило задуматься о переносе тракта на более удобный маршрут. Ещё актуальнее проблема стала с образованием Туркестанского губернаторства в 1867 году. Те­перь надо было думать и о до­роге на Ташкент, и о связи с го­родами Средней Азии. Первую разведку с изысканием новой трассы сделал есаул И. С. Ге­расимов, в то время исполняв­ший обязанности помощника начальника Верненского уезда. После осмотра всего горного хребта Заилийского Ала-Тау к западу от Кастека выбор его пал на Курдайский перевал с го­раздо более мягким рельефом и меньшей высотой (1233 м), где ещё с древности существовал караванный путь. Начало раз­работке колёсного пути через перевал было положено в 1870 году опять-таки командой тур­кестанских сапёров в числе 46 человек под начальством пору­чиков барона Фон-дер-Роппа и Дейбнера. Работали в основном киркой и лопатой. Препятс­твием на новом пути была река Чу, через которую в том же году был построен деревянный мост. Строительство контролировал генерал-губернатор из Ташкен­та. Сам Ропп описывает приезд его на стройку:

«В разгар стройки неожи­данно нагрянул к нам на ра­боту командующий войсками. Константин Петрович (Кауф­ман. - Прим. автора,) потребовал профиль реки; такового у нас не оказалось. По имеющимися отметкам в записной книжке я начертил на скорую руку про­филь и подал.

- Это не чертёж, а рисунок, - сказал генерал, возвращая про­филь. Оказалось, что я забыл начертить масштаб. Похвалив команду, командующий отпра­вился в обратный путь».

Эта дорога на долгие годы за­менила трудный и опасный путь через Кастекский перевал, став основным трактом, соединяю­щим город Верный со Средней Азией, а позже и с Европейской Россией.

 

НЕ ГОНИ ЛОШАДЕЙ!

Движение по тракту осущест­влялось «на почтовых», то есть как во времена Пушкина в его «Станционном смотрителе». Вот уже и XX век наступил, а всё так же пассажиры на почтовых пикетах ждали, когда подадут тройку. И было таких станций, а значит, и пересадок, от железной дороги близ Таш­кента до Верного 33. Иногда на этот переезд уходил целый месяц! Зимой или в распутицу это был настоящий кошмар, но летом, в хорошую погоду, такая езда в полевых условиях даже нравилась. Петербургский учёный-натуралист, всю жизнь проработавший в Семиречье, с восторгом писал о своих поезд­ках в самом начале XX века: «А мчаться на хороших лошадях с какого-нибудь Курдайского или Долонского перевала (перевал в Киргизии. - Прим. Автора), любу­ясь ловкостью и уверенностью, с какими ямщик правит своей упряжкой на бесчисленных «вавилонах», которые делает в таких местах дорога!»

Автору этих строк довелось ездить по этой дороге с 1947 года. Конечно, «почтовых» уже не было. По голой степи пы­лили редкие грузовики. Тогда гравийная дорога кончалась в Узун-Агаче. Дальше, до начала подъёма на Курдайский пер-вал, шла грунтовка, временами теряясь среди редких просёл­ков. Нигде никаких заправок, поэтому в кузове стояла бочка с бензином. До Фрунзе иногда добирались лишь за два дня, но­чуя в дороге. Но на Курдайском перевале дорога уже тогда имела почти «цивилизованный» вид: гравийка, каменные мостики, кое-где заградительные бордю­ры. В 50-е годы на спуске в сто­рону Алма-Аты стоял плакат: «Водитель, экономь горючее, выключай двигатель!» В 1995 году, проезжая на «Жигулях», я вспомнил этот призыв и пус­тил автомобиль на «самотёк», за что притаившимся гаишником был оштрафован за превыше­ние скорости.

Даже в наше время Курдайс­кий перевал славится ветрами, зимними буранами и авариями. Сейчас, оставаясь воротами в Киргизию, он потихоньку теря­ет свою монополию как единст­венный путь на юг Казахстана и в Среднюю Азию. Скоро всту­пит в строй ультрасовременная автомагистраль «Западный Ки­тай - Западная Европа», а она, минуя Курдай, пройдёт север­нее перевала.

Лухтанов Александр

Аргументы и факты. – 2017. – 11-17 янв. 

 


 
 
  • 2280
  • 46
  • 27
При использовании материалов с Интернет-ресурса обратная ссылка обязательна! © - ЦБС г. Тараза. csmb@bk.ru,
Разработано: Агентство "5-й Элемент"